Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о жизни (список заголовков)
22:06 

Отрывок из книги Вероника решает умереть (П.Коэльо)

деформация
– Я расскажу вам одну притчу, – сказала Зедка. – Могущественный колдун, желая уничтожить королевство, вылил в источник, из которого пили все жители, отвар волшебного зелья. Стоило кому-нибудь глотнуть этой воды – и он сходил с ума.

Наутро все жители напились этой воды, и все до одного сошли с ума,. кроме короля, у которого был свой личный колодец для него и для его семьи, и находился этот колодец там, куда колдун добраться не мог. Встревоженный король попытался призвать к порядку подданных, издав ряд указов о мерах безопасности и здравоохранения, но полицейские и инспектора успели выпить отравленную воду и сочли королевские решения абсурдом, а потому решили ни за что их не выполнять.

Когда в стране узнали о королевских указах, то все решили, что их властитель сошел с ума и теперь отдает бессмысленные приказы. С криками они пришли к замку и стали требовать, чтобы король отрекся от престола.

В отчаянии король уже собирался сложить с себя корону, когда его остановила королева, которая сказала:

«Давай пойдем к тому источнику и тоже выпьем из него. Тогда мы станем такими же, как они».

Так они и сделали. Король и королева выпили воды из источника безумия и тут же понесли околесицу. В тот же час их подданные отказались от своих требований: если теперь король проявляет такую мудрость, то почему бы не позволить ему и дальше править страной?

В стране воцарилось спокойствие, несмотря на то, что ее жители вели себя совсем не так, как их соседи. И король смог править до конца своих дней.

Вероника рассмеялась.

– Непохоже, что вы сумасшедшая, – сказала она.

– Но это правда, хотя меня и можно вылечить, ведь у меня болезнь простая – достаточно восполнить в организме нехватку одного химического вещества. И все же я надеюсь, что это вещество решит только мою проблему хронической депрессии. Я хочу остаться сумасшедшей, жить так, как я мечтаю, а не так, как хочется другим. Вы знаете, что находится там, за стенами Виллете?

– Там люди, выпившие из одного колодца.

@темы: о жизни

07:04 

Отрывок из книги Танатонавты (Б.Вербер)

деформация
Архангел Гавриил принял эктоплазму Рауля Разорбака со всем пиететом, подобаемом Великому Посвященному.

— Ну вот и чудненько, - констатировал он, завидя Рауля.

Посовещавшись в кулуарах, три архангела вспомнили, что в случае Великого Посвященного нет никакой нужды взвешивать душу или торговаться насчет будущей жизни. Такая душа уже и так в курсе всего. Процедура, таким образом, будет решительно иной.

Архангел Рафаэль вкратце пояснил Раулю, что именно его заслуги в прошлых жизнях позволили организовать эту достаточно скоротечную смерть — топором по спине. Именно эти заслуги позволили ему получить доступ ко всему знанию, что он хотел обрести и, в особенности, стали предпосылкой его производства в чин Великого Посвященного. Но все же не наступило еще то время, чтобы его душа могла быть трансформирована в чистый дух: Рауль слишком грешил гордыней, увлекался пьянством и отличался некоторой, небольшой, впрочем, мстительностью.

Тем не менее, раз он был Великим Посвященным и принимая во внимание его качества, позволившие взойти до такого ранга, обычай требовал, чтобы архангелы оставили в стороне свои судейские прерогативы. Другими словами, эктоплазме Рауля Разорбака предоставлялась возможность самой выбрать себе следующую реинкарнацию.

Душа нашего друга благодарно раскланялась. Она лучше всех знала, что и впрямь не обладала шестьюстами баллами, нужными для прекращения цикла.

— Хотелось бы реинкарнировать деревом, - объявила эктоплазма Разорбак.

— Чего?! - перепугался архангел Гавриил.

— Деревом, - твердо повторил Рауль.

Архангел Михаил попытался было его урезонить.

— Постойте-ка, вы же сами отлично знаете, что сознание эволюционирует от минерала к растению, от растения к животному, от животного к человеку. Мы резервируем такой тип регрессии только для законченных негодяев. Дерево — это же вас недостойно!

— Может быть, но я так устал! Я полностью отдаю себе отчет в своих словах, но настаиваю, чтобы вы предоставили мне такую регрессию. Даже животные, и те слишком суетливы. Я хочу вернуть себе неподвижность растения. Для меня это будет не регрессией, а утешением.

— Ну что ж, если такова ваша воля…, - вздохнул архангел Гавриил.

— Очень хорошо, - оживилась душа. - Давайте посмотрим, что вы можете мне предложить из растительного ассортимента. Должна найтись где-то парочка растений, прямо сейчас занятых совокуплением, скажем, пыльца маргаритки, обволакивающая тычинку… э-э… маргарита. Поместите меня в зернышко, клубенек, луковицу! И я всю жизнь буду тянуться к солнцу, пребывая в просветленной неподвижности. Покой, наконец-то покой!

— Но у растений не бывает целиком спокойной жизни! - воскликнул архангел Рафаэль. - Их лупит ветер, объедают травоядные, топят ливни, животные и люди давят, даже не замечая.

— Да, но раз у растений нет нервной системы, они от этого не страдают.

Один из серафимов спроецировал пузыри с изображением растений-любовников. Все это очень поэтично. Рауль с архангелами сообща принялись их критически разглядывать.

— Эй, смотрите, вот! - показал рукой архангел Михаил. - Семечко винограда проклевывается во Франции. Это Шато-Икэм, великолепный сорт. Вы только посмотрите, какой благородный экземпляр! Прекрасная почва, достаточная влажность, любящие, заботливые виноградари. Да, пожалуй, это любопытная мысль — обернуться хорошей виноградной лозой.

Рауль с нежностью взирал на куст, который готов был стать его родителем. Он нашел своего будущего отца немного узловатым, но вполне симпатичным. Вот так он решил превратиться в изюм.

@темы: о жизни

17:22 

. . .

деформация
Целых шесть дней, семь ночей миновали,
Шторм и вода все еще бушевали.
Южная буря накрыла страну.
В день же седьмой солнце взрезало тьму,
Волны потопа, что длинной косой
Все уничтожив до земли пустой,
Медленно стихли и, хлынув обратно,
Ветер с собой унесли, столь превратный.
Я видел людей, превратившихся в глину,
Облепленных грязью, в корягах и тине,
Изломанных балками сброшенной крыши…
Я люк распахнул и на палубу вышел.
Солнечный свет мне ударил в глаза,
Я пал на колени и лишь тогда
Я слезы пролил, не таясь никого:
Кончилось все… Мир опять ничего!

@музыка: Max Richter – Infra 3

@темы: о жизни

07:58 

Ещё одна нота Блока.

деформация
Как тяжко мертвецу среди людей
Живым и страстным притворяться!
Но надо, надо в общество втираться,
Скрывая для карьеры лязг костей...

Живые спят. Мертвец встает из гроба,
И в банк идет, и в суд идет, в сенат...
Чем ночь белее, тем чернее злоба,
И перья торжествующе скрипят.

Мертвец весь день труди́тся над докладом.
Присутствие кончается. И вот —
Нашептывает он, виляя задом,
Сенатору скабрезный анекдот...

Уж вечер. Мелкий дождь зашлепал грязью
Прохожих, и дома, и прочий вздор...
А мертвеца — к другому безобразью
Скрежещущий несет таксомотор.

В зал многолюдный и многоколонный
Спешит мертвец. На нем — изящный фрак.
Его дарят улыбкой благосклонной
Хозяйка — дура и супруг — дурак.

Он изнемог от дня чиновной скуки,
Но лязг костей музы́кой заглушон...
Он крепко жмет приятельские руки —
Живым, живым казаться должен он!

Лишь у колонны встретится очами
С подругою — она, как он, мертва.
За их условно-светскими речами
Ты слышишь настоящие слова:

«Усталый друг, мне странно в этом зале». —
«Усталый друг, могила холодна». —
«Уж полночь». — «Да, но вы не приглашали
На вальс NN. Она в вас влюблена…»

А там — NN уж ищет взором страстным
Его, его — с волнением в крови...
В её лице, девически прекрасном,
Бессмысленный восторг живой любви...

Он шепчет ей незначащие речи,
Пленительные для живых слова,
И смотрит он, как розовеют плечи,
Как на плечо склонилась голова...

И острый яд привычно-светской злости
С нездешней злостью расточает он...
«Как он умён! Как он в меня влюблён!»

В её ушах — нездешний, странный звон:
То кости лязгают о кости.

@темы: о жизни

07:38 

Блок. 1912

деформация
И вновь - порывы юных лет,
И взрывы сил, и крайность мнений...
Но счастья не было - и нет.
Хоть в этом больше нет сомнений!

Пройди опасные года.
Тебя подстерегают всюду.
Но если выйдешь цел - тогда
Ты, наконец, поверишь чуду,

И, наконец, увидишь ты,
Что счастья и не надо было,
Что сей несбыточной мечты
И на полжизни не хватило,

Что через край перелилась
Восторга творческого чаша,
Что все уж не мое, а наше,
И с миром утвердилась связь,-

И только с нежною улыбкой
Порою будешь вспоминать
О детской той мечте, о зыбкой,
Что счастием привыкли звать!

@темы: о жизни

07:16 

Лермонтов «Монолог»

деформация
Поверь, ничтожество есть благо в здешнем свете.
К чему глубокие познанья, жажда славы,
Талант и пылкая любовь свободы,
Когда мы их употребить не можем?
Мы, дети севера, как здешные растенья,
Цветем недолго, быстро увядаем...
Как солнце зимнее на сером небосклоне,
Так пасмурна жизнь наша. Так недолго
Ее однообразное теченье...
И душно кажется на родине,
И сердцу тяжко, и душа тоскует...
Не зная ни любви, ни дружбы сладкой,
Средь бурь пустых томится юность наша,
И быстро злобы яд ее мрачит,
И нам горька остылой жизни чаша;
И уж ничто души не веселит.

@темы: о жизни

02:52 

немного личного.

деформация
Большинство ищет счастье во всём мире, и лишь единицы могут разглядеть его в своих близких.
Я, пожалуй, разглядел. Спасибо вам.

@темы: о жизни

06:00 

чертовски верно.

деформация
Тот, кто глубоко исследует свою душу, так часто ловит себя на ошибках, что поневоле становится скромным. Он уже не гордится своей просвещенностью, он не считает себя выше других.(К. Гельвеций)

@темы: о жизни

20:29 

на заднем плане.

деформация
Ennio Morricone – Le Vent, Le Cri

@темы: о жизни

22:34 

всё никак не могу выкинуть из головы...

деформация
в последнее время, что-бы сосредоточится на творчестве, часто включаю на задний план песню группы Сплин на стихи Иосифа Бродского.
не знаю почему, но...трогает. взгляд опускается к полу, а сердце переполняется неясной горечью.

КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ

Потому что искусство поэзии требует слов,
я - один из глухих, облысевших, угрюмых послов
второсортной державы, связавшейся с этой,-
не желая насиловать собственный мозг,
сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
за вечерней газетой.

Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
в этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал,
при содействии луж порождает эффект изобилья.
Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя,-
это чувство забыл я.

В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,
стены тюрем, пальто, туалеты невест - белизны
новогодней, напитки, секундные стрелки.
Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;
пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей -
деревянные грелки.

Этот край недвижим. Представляя объем валовой
чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,
вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
Даже стулья плетеные держатся здесь
на болтах и на гайках.

Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
немота вынуждает нас как бы к созданью своих
этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,
свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
Кочет внемлет курантам.

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,
к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,
видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,
но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут -
тут конец перспективы.

То ли карту Европы украли агенты властей,
то ль пятерка шестых остающихся в мире частей
чересчур далека. То ли некая добрая фея
надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
Сам себе наливаю кагор - не кричать же слугу -
да чешу котофея...

То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
паровоз с кораблем - все равно не сгоришь от стыда:
как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
колесо паровоза.

Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?
Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
продырявленным вправе.

Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
времена, неспособные в общей своей слепоте
отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,
чтоб спросить с тебя, Рюрик.

Зоркость этих времен - это зоркость к вещам тупика.
Не по древу умом растекаться пристало пока,
но плевком по стене. И не князя будить - динозавра.
Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
да зеленого лавра.

@темы: о жизни

05:37 

музыка на заднем плане.

деформация
в течении последних двух часов слушаю одну и ту же мелодию.
она длиться чуть более трёх минут. за это время я совершенно от неё не устал.
Вивальди - Времена года. Зима. Февраль.

@темы: о жизни

22:34 

сочувствую...

деформация
Смотря на то, что сейчас твориться с погодой в нашем славном городе Санкт-Петербурге, хочу высказать своё сочувствие выпускникам 2012 года. Если кто-то из вас всё же отважится выйти из дома ради Алых парусов, которые вы, конечно же, ждали, пожелаю вам удачи!
Надеюсь, у вас достаточно средств, что бы остаток ночи провести не под проливным дождём, а, по крайней мере, в каком-нибудь захудалом баре в центре.
И, да, поздравляю с окончанием школы.

@темы: о жизни

03:29 

эксперимент...?

деформация
Частенько меня посещают навязчивые идеи, одна из которых, как я надеюсь, всё же пренесёт желаемые плоды.
Как и многие, я стараюсь работать на результат, часто забывая о том, что можно испытывать истинное наслаждение от процесса. К сожалению, как мне кажется, именно эта позиция не позволяет мне развиваться на поприще искусства (если это можно так назвать). В общем, в данном эксперименте, я попробую не только реализовать свои творческие планы, но и слегка изменить свои принципы. Не знаю, насколько эта задумка удачна, но...попробовать, всё же, стоит.
Кстати, дабы оправдаться перед своей рациональной и жёсткой личиной, могу с уверенностью сказать, что, по крайней мере, после прохождения квеста (да, думаю, стоит воспринимать это, как игру, так будет, как мне кажется, занимательней), мой стиль письма улучшиться.
В чём же состоит эксперимент?
В течении нескольких месяцев я буду ежедневно писать небольшой рассказ, выкладывая его сюда(скорее - для самого себя, но, если кого-то заинтересует, - милости прошу). Некоторые из них будут законченными историями, некоторые - зарисовками определённых ситуаций. Не сомневаюсь, что выложу и некоторые мысли терзающие меня, описания чувств и подобное. Не гарантирую, что все мои излияния будут интересны и содержательны. Читать ли мои труды или нет - решать вам.
Так-с, ну, начали.

@темы: о жизни

15:39 

ориентир

деформация
Что бы дойти до цели, человеку нужно только одно. Идти.
Оноре де Бальзак.

@темы: о жизни

07:30 

цитатник

деформация
У одного одиночество – это бегство больного, а у другого – бегство от больных.
Фри́дрих Ви́льгельм Ни́цше

@темы: о жизни

23:55 

первая и неповторимая

деформация
Здесь надо что-то написать, как я понял. *с улыбкой*
Что же, видимо, настал тот день, когда мои стихи, работы в фотошопе, рассказы и прочее проявление моего творчества сгруппируются в отдельно отведённом местечке, для которого, по воле судьбы, я выбрал этот дневник.
Буду очень признателен, если вы, читатели (которых пока и нет )).) свою критику будете высказывать цензурно, не пренебрегая внегласными правилами сетевого этикета. Заранее "спасибо". *раскланялся*
Ну, что же, начнём? *широко улыбаясь*

@темы: о жизни

Три ноты морфия

главная