Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

многие не верят в томные слова, что украшали лист того письма, которое тебе я завещал
строка была пуста, однако смысл виднелся и в мокрых проблесках листа
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:30 

Возможны ли путешествия во времени?

деформация
Несмотря на отсутствие хоть сколько-нибудь значимых практических результатов, учёные до сих пор не отрицают саму возможность путешествия во времени, и теоретические разработки продолжаются.

Теории о путешествиях во времени — пожалуй, остаются одними из самых впечатляющих вслед за разработками в области телепортации, торсионных полей и антигравитации. Впрочем, путешествию во времени не повезло больше — до сих пор не только нет очевидцев перемещения во времени, но и универсального определения времени.

В каком-то смысле каждый их нас путешественник во времени, правда это не впечатляет, тем более, что двигаться в этом понимании можно только «вперёд».

До Эйнштейна о путешествиях во времени говорили только литераторы, причём идея «времени вспять» принадлежит вовсе не Герберту Уэллсу, а Эдварду Пейджу Митчеллу (Edward Page Mitchell), издателю газеты New York Sun, который за 7 лет до «Машины времени» опубликовал рассказ «The Clock That Went Backward» («Часы, которые шли назад»).

В физике о возможности подобных перемещений стало модно размышлять вслед за Эйнштейном. Феномен путешествия во времени с того момента стал объясняться с точки зрения действия пространственно-временного континуума. «Тень» Эйнштейна по сей день «лежит» на всех мало-мальски серьезных рассуждениях на эту тему.

Эйнштейну, перевернувшему представления о пространстве и времени, приписывают фразу: «Ньютон, прости меня».
По теории относительности выходит, что при скорости, приближающейся к скорости света, время должно замедляться. Однако скорость света практически недостижима — в отличие, скажем, от скорости звука, барьер который был преодолён в последней четверти прошлого века. Далее, по теории Эйнштейна следует, что когда тело развивает скорость, близкую к скорости света, его вес начинает увеличиваться и в точке достижения этой скорости практически бесконечен.

Ещё одна аксиома, которая также сопровождает теории о времени, гласит: первое путешествие, если ему суждено будет произойти, будет связано не с изобретением сверхбыстрого транспорта, а с открытием особой среды, в которой любое транспортное средство могло бы разогнаться до нужной скорости. Коридор во времени может быть образован и сугубо «природным» явлениями: чёрными дырами, тоннелями, космическими струнами и так далее.

В фильме «Назад в будущее» специально оборудованный автомобиль, разогнавшись до скорости света, преодолевает линейное время безо всяких дыр.
Наиболее вероятным претендентом на «коридор времени» называют чёрные дыры, о природе которых до сих пор известно крайне мало. Принято считать, что когда звёзды, масса которых превышает массу Солнца как минимум в четыре раза, гибнут, то есть когда их «топливо» сгорает, они взрываются из-за давления, вызванного их собственным весом.

В результате взрыва образуются чёрные дыры, гравитационные поля в которых настолько мощны, что эту область не может покинуть даже свет. Всякий объект, достигающий границы чёрной дыры — так называемого горизонта событий — всасывается в её недра, причём снаружи не видно, что происходит «внутри».

Черная дыра окружена гравитационным полем, в котором тела достигают скорости света
Предполагается, что в глубине чёрной дыры — предположительно, в центре, в так называемой точке сингуляра — законы физики прекращают действовать, и пространственная и временная координаты, грубо говоря, меняются местами, а путешествие в пространстве становится путешествием во времени.

Кроме того, физики предположили, что если есть чёрные дыры, затягивающие всё, оказавшееся в зоне воздействия, то где-то там, в «ядре» дыры, должна быть некая «белая дыра», выталкивающая материю со столь же сокрушительной силой.

В центре черной дыры находится коридор, где пространство и время меняют свои характеристики.
Однако есть одно «но»: прежде чем тело достигнет зоны, где законы традиционной физики перестают действовать, оно будет разрушено.

20:28 

деформация
07:04 

Отрывок из книги Танатонавты (Б.Вербер)

деформация
Архангел Гавриил принял эктоплазму Рауля Разорбака со всем пиететом, подобаемом Великому Посвященному.

— Ну вот и чудненько, - констатировал он, завидя Рауля.

Посовещавшись в кулуарах, три архангела вспомнили, что в случае Великого Посвященного нет никакой нужды взвешивать душу или торговаться насчет будущей жизни. Такая душа уже и так в курсе всего. Процедура, таким образом, будет решительно иной.

Архангел Рафаэль вкратце пояснил Раулю, что именно его заслуги в прошлых жизнях позволили организовать эту достаточно скоротечную смерть — топором по спине. Именно эти заслуги позволили ему получить доступ ко всему знанию, что он хотел обрести и, в особенности, стали предпосылкой его производства в чин Великого Посвященного. Но все же не наступило еще то время, чтобы его душа могла быть трансформирована в чистый дух: Рауль слишком грешил гордыней, увлекался пьянством и отличался некоторой, небольшой, впрочем, мстительностью.

Тем не менее, раз он был Великим Посвященным и принимая во внимание его качества, позволившие взойти до такого ранга, обычай требовал, чтобы архангелы оставили в стороне свои судейские прерогативы. Другими словами, эктоплазме Рауля Разорбака предоставлялась возможность самой выбрать себе следующую реинкарнацию.

Душа нашего друга благодарно раскланялась. Она лучше всех знала, что и впрямь не обладала шестьюстами баллами, нужными для прекращения цикла.

— Хотелось бы реинкарнировать деревом, - объявила эктоплазма Разорбак.

— Чего?! - перепугался архангел Гавриил.

— Деревом, - твердо повторил Рауль.

Архангел Михаил попытался было его урезонить.

— Постойте-ка, вы же сами отлично знаете, что сознание эволюционирует от минерала к растению, от растения к животному, от животного к человеку. Мы резервируем такой тип регрессии только для законченных негодяев. Дерево — это же вас недостойно!

— Может быть, но я так устал! Я полностью отдаю себе отчет в своих словах, но настаиваю, чтобы вы предоставили мне такую регрессию. Даже животные, и те слишком суетливы. Я хочу вернуть себе неподвижность растения. Для меня это будет не регрессией, а утешением.

— Ну что ж, если такова ваша воля…, - вздохнул архангел Гавриил.

— Очень хорошо, - оживилась душа. - Давайте посмотрим, что вы можете мне предложить из растительного ассортимента. Должна найтись где-то парочка растений, прямо сейчас занятых совокуплением, скажем, пыльца маргаритки, обволакивающая тычинку… э-э… маргарита. Поместите меня в зернышко, клубенек, луковицу! И я всю жизнь буду тянуться к солнцу, пребывая в просветленной неподвижности. Покой, наконец-то покой!

— Но у растений не бывает целиком спокойной жизни! - воскликнул архангел Рафаэль. - Их лупит ветер, объедают травоядные, топят ливни, животные и люди давят, даже не замечая.

— Да, но раз у растений нет нервной системы, они от этого не страдают.

Один из серафимов спроецировал пузыри с изображением растений-любовников. Все это очень поэтично. Рауль с архангелами сообща принялись их критически разглядывать.

— Эй, смотрите, вот! - показал рукой архангел Михаил. - Семечко винограда проклевывается во Франции. Это Шато-Икэм, великолепный сорт. Вы только посмотрите, какой благородный экземпляр! Прекрасная почва, достаточная влажность, любящие, заботливые виноградари. Да, пожалуй, это любопытная мысль — обернуться хорошей виноградной лозой.

Рауль с нежностью взирал на куст, который готов был стать его родителем. Он нашел своего будущего отца немного узловатым, но вполне симпатичным. Вот так он решил превратиться в изюм.

@темы: о жизни

07:17 

Блок.

деформация
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.
Умрешь - начнешь опять сначала,
И повторится все, как встарь,
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

@темы: вне темы

20:21 

новое увлечение.

деформация
Больной я человек, видимо. Действительно больной.
Месяц без игры на ролевых меня утомил настолько, что ринулся искать хоть что-то на просторах интернета, не смотря на то, что предварительный просмотр не выдал мне ничего обнадёживающе интересного. Искал по рекламам, по форумам поддержки. Чаще попадались чудовища с совершенно нелогичным, но заезженным до дыр сюжетом. Реже - реал лайфы, обещающее развлечь вас...вашими же способностями к игре. Ну и всякого бонально-небонального вида фендомы, на которые я бы не пошёл, ибо не перевариваю ролевые по сериалам/фильмам, как таковые, даже если и ознакомлен с сюжетом.
Совершенно случайно напёрся на вот это чудо - v-bezdne.ru/. Оформление порадовало. Сюжет..ну, на любителя, конечно, но...Не самый худший вариант, скажем так. В общем, обосновался на этом проекте. Создал нетипичного для меня персонажа, но, надеюсь, отыграть его смогу достойно.
Посмотрим, что новоявленное хобби, а именно - отыгрыш психопата, сможет мне дать. Но одно я знаю точно - на пару часов в день скуку мою "Бездна" развеет.

@темы: вне темы

05:38 

#4.

деформация
Долгие годы мир будто бы был скрыт от меня белёсым театральным занавесом, хоть и поеденным молью, но отгораживающим меня от множества страшных тайн той жизни, что многие считали своей. А мы…Мы жили там, за кулисами. Мы смеялись, плакали, ссорились, но так и не выходили на сцену, не показывали себя другим людям. Неужели, именно наличие этой преграды приносило нам счастье?
Сейчас, это уже не важно. Её нет, а я один на сцене.
Так много людей, все они облачились сегодня в чёрные одежды. Дама бальзаковского возраста, трясущимися руками вырвав из кармана белый носовой платок, поспешно вытирала им слёзы. Она была сильной женщиной, я знал это, откуда-то я знал это…Она никогда не позволяла себе раскисать, а тут… Неужели я играю в драме? Странно как-то, никогда не видел себя в роли страдальца…
Вот и юноша, он, заметив реакцию дамы на мою игру, тут же приобнял её за плечи, что-то зашептал на ухо. Почему-то я ненавижу его, но почему? Глупости какие! Он так хорошо одет, так учтив, за что же я мог его невзлюбить? Не помню. Он всегда был по другую сторону занавеса.
Десятки людей, а её нет. И счастья нет. Всё из-за этого треклятого занавеса! Зачем, ну зачем он поднялся, зачем обнажил нашу тайну? Проклятье.

Мы познакомились с ней в мае. Мир уже обновил себя, смыв снежный покров. Южный город расцвел всеми своими красками, а чайки, затесавшись в стаю голубей, жадно поедали лакомства, что она разбрасывала по земле.
Далеко не шаблонная красавица, она, однако, сияла для меня ярче, чем какая-либо другая девушка. Тёмные волосы игривыми прядками ласкали её узкое плечико, а тонкая ручка сжимала сигарету неизвестной мне тогда марки. Выпуская рваные струйки дыма в небо, она провожала их взглядом своих сапфировых глаз. По глухому кашлю, что изредка вырывался из её гортани, можно было предположить, что курит она давно.
Угощая птиц лакомствами, она что-то шептала себе под нос. Наверное, любому другому она показалась бы ненормальной, но для меня…
Я подошёл к ней, небрежно стягивая солнцезащитные очки с переносицы. Что уж говорить, выглядел я, конечно, не безупречно, но и она, по правде, на идеал ну никак не тянула. Синяки под глазами, чёрное, строгое платье всё в неведомых серых разводах. Ещё не встречал я девушек, способных выйти в таком виде на улицу.
На моё приветствие она безразлично дёрнула плечами, и вновь продолжила свою тихую песнь. Разобрав шёпот, я понял, что она читает стихи. Интеллектуалка? Ну-ну… Я лишь фыркнул, но, всё же, подсел к ней. У нас завязался разговор, до смешного шаблонный и нелепый. «Как тебя зовут?», «Чего одна сидишь?»…Думаю, каждому этого знакомо.
Она отвечала обрывисто, но спокойно. Видимо, ей, действительно, не было до меня никакого дела. Думаю, именно это меня и подстегнуло…

Почему её всё ещё нет? Она действительно покинула меня?
Люди в зале перешёптываются, много пьют. Стоп, а когда зрителям разрешили приносить с собой выпивку? Странный театр.
В первом ряду сидел престарелый мужчина, выряженный в наряд священника. Актёр? Но, разве не я должен был играть на этой сцене? Не понимаю…

Я был достаточно настырен в день нашего знакомства, вот она и согласилась сходить со мной в ресторан. Помяв в руках сигаретный фильтр, она кротко кивнула на моё предложение. Думаю, именно в этот момент занавес начал опускаться, а я взошёл на сцену, тут же свернув за кулисы, туда, где всю жизнь пряталась она.

Первое свидание, первый поцелуй. Первый секс. Что-что, а заманивать девушек в свою койку я умел, без всяких там секретов, специальных методов пикапа. Немного алкоголя, нежных слов, комплементов, и она уже с вами в ложе однодневной любви.

Странно, но наваждение не отпустило меня. Я хотел её, но не так, как других девушек,…да и их я больше не замечал. Ночами со мной игралась бессонница, а мысли жили лишь ей. А она…Не знаю, что она испытывала ко мне, да и не мог знать, ведь испугавшись своих чувств, больше с ней не встречался.
До того дня…
Август. Так много времени прошло с той встречи, а я всё никак не мог её забыть. Вот так вот девушка, не отличавшаяся шаблонной красотой, поселилась где-то в закоулке моей души. От безысходности я, помню, много пил, спал с кем попало, короче – классическая сцена, ничего нового, ничего интересного. Я уже оставил мысли о том, что бы позвонить ей. А она сама меня нашла, вот как бывает в жизни. Точнее – не думаю, что она искала, просто наткнулась на меня в трактире, да так и не смогла пройти мимо.
Занавес опустился на половину.
Мы начали встречаться. До смешного легко, почему же я так остерегался этого? Неприступная на вид, она оказалась нежной, хоть и довольно экстраординарной особой. Она курила крепкие сигареты, пила исключительно тёмное пиво, слушала так не популярный в наше время русский рок. Мы не сходились с ней ни в чём, но это, как ни странно, совершенно нам не мешало.
Через какое-то время занавес опустился полностью. И мы остались одни. Одни в том мире, что сотворили сами для себя.
Любил ли я её? Нет, не думаю, что это слово смогло бы описать мои чувства к ней. Я ей жил, я существовал ради неё одной, а она ради меня. Вот и всё…

…А сейчас её нет, и где-то, в глубине своего сердца, я прекрасно понимал, что больше мы никогда не встретимся. Осознание подкосило мои ноги, и я, даже не пытаясь сохранить равновесие, упал на колени. Щёки описали солёные дорожки слёз.
Раз её нет, то нет и меня, верно? Единственное, что я понимал в нужной мере, так это то, что меня больше не существует. Нет меня ни за занавесом, ни на сцене, ни в зрительном зале. Меня просто нет, вот и всё тут.

Священник, поднявшись на сцену, с наигранной горечью в своих словах, явно зазубренных, отрепетированных до блеска, произнёс несколько трепещущих души фраз. Дама, уже не сдерживая себя приличиями, рыдала в голос. Мне было жаль её, но поделать я уже ничего не мог. Да и сострадать не мог, если по правде, но если бы я существовал, мне было бы её жалко, наверняка жалко. Юноша же, что поддерживал её, расстроенным явно не выглядел. Вот ведь мразь! Хотя… Ему и вправду не о чем горевать. Сукин сын, охмуривший голову богатой женщине. Я не вынес бы его игры в этом представлении. Хотя…Сейчас же мне уже всё равно, да, мне всё равно…
«…он не смог смериться с её смертью, и покончил с собой. Они уже никогда не встретятся, но…» Они верят в ад и рай, а я уже знаю, что ни того, ни другого никогда не существовало, но «да», боюсь, с ней я больше не встречусь, как и ни с кем иным.
Выдрав из гортани лицемерный вздох, священник закрыл гроб.

@темы: рассказы

03:41 

#3.

деформация
Страх. Отвратительное чувство, не правда ли? Он сдавливает горло, перекрывая поступление кислорода, давит на грудь, вминая её, сердце начинает биться чаще, оно хочет вырваться за пределы сужающейся грудной клетки. Паника. Ты пытаешься заорать, но гортань перекрывает дорогу для любого звука. Беспомощность. По телу пробегают невидимые насекомые, вызывая неудержимую дрожь. На глазах наворачиваются слёзы, а в висках властвует некий неудержимый ритм. Бежать. Не жалея сил. Единственное желание – бежать, скрываясь от источника твоего страха.
Но можно ли сбежать от самого себя?

В детстве мы с подругами любили собираться на чердаке дачного домика моих родителей. Чаще всего, мы красились, обсуждали одноклассников, читали молодёжные журналы. Нам было лет по десять, но, как и большинство девчонок нашего возраста, мы стремились к взрослой жизни, манящей нас своей вседозволенностью. Иногда наши забавы переходили все границы, к примеру, когда мы покупали сигареты. Конечно, после первой же затяжки каждой из нас становилось настолько плохо, что желание сделать вторую проходило моментально. Однако, месяца через два, мы вновь просили старшеклассников купить нам запретные палочки. Но сейчас не об этом…
Как-то раз мои подружки остались у нас в доме на ночь. Мама, прекрасно зная о нашем «домике», постелила на чердаке спальные мешки, оставила блюдо с бутербродами и несколько пакетиков с соком. Пожелав нам спокойной ночи, она удалилась в свою комнату.
Убедившись в том, что мои родители уже спят, мы решили опробовать новую забаву. На этот раз мы купили книжечку с гаданиями, и нам не терпелось, следуя советам, призвать какого-нибудь гномика или духа.
Из освещения мы оставили только свечи. И, по правде сказать, атмосфера на чердаке стала до дрожи жуткой. Деревянный домик, не отличающийся новизной, разносил по комнатам стоны своих половиц, оконных рам. Растущая на участке берёзка игралась с оконным стеклом своими ветками. Где-то вдалеке раздавался собачий вой. Анечке, самой слабонервной из нас, стало плохо, и нам пришлось добрые двадцать минут уговаривать её на участие в новой игре. По правде сказать, где-то, в глубине души, я надеялась на то, что она разревётся и не даст нам продолжить. Но этого не произошло, а мои коленки захватила нервная тряска, что мои подруги приняли за признак нетерпения.
Развалившись на полу, мы, установив в центре созданного нашими телами круга старое зеркало, оставшееся у нашей семьи ещё с переезда из прошлого местожительства, взялись за руки. Мы начали призывать пиковую даму.
Произнеся сбивчивым хором заклинание, написанное в книге, мы начали искать «жертву», что должна была подойти к зеркалу и нарисовать на нём воском ступеньки, по которым, исходя из текста «учебника колдовства» и должна была спустится чёрная дама. В общем-то, голосование было не долгим, и выбрали, как назло, меня.
Тяжело вздохнув, я медленно, пытаясь скрыть своё волнение от подруг, подползла к зеркальцу. Мне было действительно страшно. В отражении я, увидев своё побледневшее лицо, тут же постаралась прийти в себя. «Где это видано, что бы девочка в моём возрасте вилась на такую ересь? Я ведь уже взрослая, как никак, не какая-нибудь там первоклашка!» - вбив в свою голову подобные мысли, я самоотверженно нарисовала несколько ступенек вручённой мне до этого церковной свечой. Не смотря на самоубеждение, руки мои дрожали. Где-то на улице раздался неестественно громкий собачий лай, и, встрепенувшись, я обронила свечу на деревянный паркет, покрывающий пол. В недовольстве сжав губы, я, слегка склонившись, подцепила церковный сувенир пальцами, проклиная про себя несдержанную собачонку. «Надо же так меня испугать!» - я мрачно покачала головой, и, наконец, вновь перевела взгляд на зеркало…
По дому разлетелся протяжный, девичий ор.
Подогнув колени, я спрятала в них лицо, свои посиневшие губы, пустившиеся в дьявольский пляс, своё побелевшее лицо. Моё сердце заходило ходуном, а разум никак не мог выбросить из себя ту картину, что я увидела несколько мгновений назад.
Подняв взор на зеркало, вместо себя в его отражении, я увидела ведьму. Старую, скрюченную ведьму с пожелтевшим лицом, с чёрными, как смоль волосами. Она улыбалась мне, демонстрируя свои кривые, гнилые резцы. Она тянула ко мне свои кривые пальцы, лишённые верхних фаланг.
Ужас. Впервые в жизни я испытала такой ужас.

Долго я не могла прийти в себя. Родители, объяснив моё отсутствие в школе ОРЗ, неустанно следили за мной. Они не выпускали меня из комнаты, да и, по правде, я сама не решилась бы покинуть своей обители. Вцепившись в своё одеяло, я днями рыдала, не желая, ни есть, ни спать. Я боялась, что старуха придёт за мной. А ещё больше я боялась того, что эта ведьма уже поселилась внутри меня.
Обследующие меня психотерапевты, назначили несколько видов успокоительных, после которых я могла нормально уснуть. Спать «без снов». Да, именно это и было мне нужно. Через несколько недель паника отпустила меня, и врачи позволили ходить мне в школу. С теми подружками я больше не общалась, да и они не горели желанием, по крайней мере, это было видно по их смущённым лицам, когда мы пересекались в столовой. На счастье, мы учились в разных классах.
Ещё в тот день, они сказали моим родителям, что не видели никакой пиковой дамы, что я просто перенервничала. Как они могли? Ведь она была в том зеркале! Они просто не хотели этого признавать.
Долгие годы я просидела на антидепрессантах, и только несколько недель назад перестала пичкать себя всякой химией. Мне было почти пятнадцать лет.
Сегодня я долго вертелась перед зеркалом, ведь именинница должна быть самой красивой девушкой на празднике! Я закручивала волосы, красилась, примеряла платье за платьем. Приготовившись, я уж было пошла на кухню, что бы вытащить из духовки фаршированную курицу, заготовленную моей матерью (в квартире я была одна), как вспомнила, что забыла накрасить ресницы. Взяв купленную только вчера тушь из косметички, я приблизилась к зеркалу, дабы не упустить ни одной шаловливой реснички.
Расправившись с первым глазом, я приступила ко второму, сосредоточившись на все сто процентов…
Именно в этот момент вновь появилась она. Она была одета в моё платье, держала в руках мою тушь, и улыбалась мне, как и прежде, во все свои тридцать два резца.
Я не сразу поняла, что происходит. Отшатнувшись от зеркала, я, не в состоянии отвести взгляда от отражения, даже и не заметила, как обронила тушь. Моя грудная клетка начала сужаться, а глаза, широко распахнутые, не могли выдавить из себя ни одной слезинки. Крик застрял где-то в районе гортани. Ноги подкосились и я упала на колени, всё так же вглядываясь в это пожелтевшее лицо. А она смотрела на меня, всё так же хищно улыбаясь. Подняв руку, она подозвала меня к себе, и, подчиняясь неведомой силе, я, кое-как встав, подошла к зеркалу.
Застрявший вопль распространял по телу холодные ручейки ужаса. Я хотела убежать, спастись, но не могла…
А ведьма, как в фильме ужасов, вытащила свою обезображенную руку из зеркала, будто бы из воды. Слёзы заструились по моим щекам, а рот безвольно открылся. Тогда она поднесла свой кривой палец ко мне, и, ухмыльнувшись, провела им по моему языку…

Соседи, почувствовав запах гари, позвонили моим родителям. Те в спешке вернулись домой, и, обнаружив меня скрючившейся на полу, вызвали скору помощь. В больнице мне поставили диагноз – острый психоз, и тут же отправили в клинику, где я провела два месяца своей жизни. До конца вылечится мне так и не удалось…
Заметив зеркало, я обхожу его стороной, старательно не смотря в его сторону, ведь призрак той старухи до сих пор преследует меня.
И по ночам мне снится её корявая рука, тянущаяся ко мне.

@темы: рассказы

01:01 

#2.

деформация
Знаете, есть люди, с которыми ты проводил, когда-то, довольно много времени, общался (Одноклассники, к примеру), но, по прошествии энного количества лет, ты вряд ли сможешь вспомнить их имена, лица. Возможно, подобным образом устроена наша память – мы забываем всё, что более не имеет для нас значения. Кое-что уходит из нашей жизни, уходит безвозвратно…
Не смотря на это, я до сих пор помню человека, имени которого, как и лица, я и не знал вовсе. Бывают такие вечера, когда я остаюсь один в трёхкомнатной квартире. Колонки разливают по комнатам приятные нотки лирического рока, за окном идёт мелкий, летний дождик, а руки, без устали, тянуться к кружке с давно остывшим кофе. В такие вечера я, не редко, вспоминаю своего давнего друга. Друга без лица и имени.
Много лет прошло с тех пор.

Выцветшие глаза искали нужную строчку на ядовито – красном экране монитора. Отвратительный дизайн очередного сайта полностью сходился с тем, что творилось в моей душе. Хаус оттенков, он стремился к агрессивности, в то время, как сердце крошилось, от осознания того, что со мной произошло. Что со мной сделали.
Помню, я раскусывал свои губы в кровь, пытаясь сдержать предательски наворачивающиеся слёзы. Я был зол, казалось бы, эта самая злость должна была перебить горечь, но она лишь приумножала её, сворачивая испытываемые чувства в грязный, гниющий комок, так и застрявший у меня в горле. Сколько лет мне тогда было? Шестнадцать? Да, думаю, шестнадцать.
Вожделенная ссылка с небольшим комментарием к ней была найдена. Комедия, вроде бы, она никогда не выходила в прокат. По мнению того, кто успел уже ознакомиться с картиной, это была самая лучшая комедия прошедшего года. Да, именно то, что мне нужно. Я не умею рыдать, я не хочу учиться этому, не хочу проявлять слабость своего характера. Надо развеяться. Сейчас мне казалось это жизненно необходимым выходом.
Щёлкнув мышкой по ссылке, я вышел на сайт мало известной кино-компании, по крайней мере, я сам о ней никогда не слышал. Едва промелькнувшее сомнение затерялось в моём эмоциональном состоянии. Очередной щелчок. Фильм поставлен на закачку. Отлично.

Господи, помилуй мою грешную душу! Такого отвратительного фильма, я, как мне казалось, в своей жизни пока не встречал. Вся эта комедия более походила на…смесь недо-порно и детского мультика про Бакса Бани. Ужасно. И я потратил на эту чушь пол часа своей жизни? Вот теперь то я был зол! И, как и полагается, сдерживать эту злость в себе я был не намерен.
Естественно, мой праведный гнев пал на того типчика, что прокомментировал весь этот абсурд, как комедию, достойную высшей похвалы критиков.
Не стесняясь в выражениях, я написал ему на мыло столько «лестных» отзывов об его вкусе, об его мыслительных способностях и прочего, что, прочти это гневное сообщение моя матушка, её непременно схватил бы инфаркт. В общем, оттянулся от души.
Ответа его я не ждал. Зачем? Душу свою я от груза освободил, и на этом, как говориться, «спасибо». Но ответ пришёл, и присущее мне любопытство так и не дало выкинуть это письмо в помойку.
Я ждал чего угодно – от струи мата до искренних извинений и просьб о пощаде, но уж явно не этого:
«Неужели тебе не подняло настроение то безобразие, что творилось в «шедевре»? Я, действительно, не видел ничего смешнее этого абсурда».
Громко выругнувшись, я, плотно сжав зубы, уж было готовился настрочить второе письмо, не менее озлобленное, чем предыдущие, но остановился, так сказать, «на пол пути». Действительно, мне, несомненно, было намного лучше. Слёзы, растворившись, не грозили слететь с ресниц, сердце более не орало об обиде и боли. Более того, та ситуация уже не была столь трагичной, ведь просмотренный фильм, именно он и стал моей главной трагедией в жизни. Я усмехнулся. «Ты прав. Спасибо.» - Отправив сообщение, я, с чистой душой, забыл об этом случае.
В отличие от моего оппонента…
Раз в неделю мне, бесперебойно, приходила его рецензия на очередной фильм. Довольно сухо, без привычных смайликов и «приветов». В ответ я молчал. Не знаю в чём моя проблема, но, вот так вот, просто заводить знакомства было не по мне. Хотя, с годами мало что изменилось…
В общем, эта тирания с его стороны продолжалась уже месяца два, когда я решился таки посмотреть один из присланных фильмов. Настроение было хорошее, ничего не предвещало беды…И никакой «беды» так и не произошло. Фильм оказался по-настоящему интересным, хоть и не экранным. Я тут же поделился с «советчиком» своими впечатлениями. С этого и началась наша своеобразная дружба.
Мы обменивались мнениями о фильмах, затем подключили к этому и книги, и музыку. Через некоторое время я перестал бояться быть осмеянным, выражался спутано и эмоционально, в отличие от нового «знакомого незнакомца», всегда остававшегося прохладно – отстранённым.
Мы никогда не говорили о себе. Наше общение, казалось бы, для подобного было не предназначено, и это делало его каким-то…особенным, что ли. Я не знал ни его имени, ни лица, даже пола не знал! Но, не смотря на это, спешил к вечеру домой, что бы прокомментировать очередную, случайно услышанную в магазине, мелодию.
Мы часто сходились в своих мнениях, иногда начинало казаться, что я нашёл «родственную душу»…Вообще, подростком я был склонен к шаблонному утопизму. Судя по тому, что он регулярно отвечал мне, и для него наше общение было важно, по крайней мере, я сам хотел в это верить…
Из-за него я стал больше читать. Не сказал бы, что у меня были плохие оценки по литературе, или же я не любил книги до этого, просто…С появлением этого человека в мой жизни, наши вечерние разговоры уже превратились в некий ритуал, без которого я не мог нормально заснуть. А что бы быть с ним на одной волне, я должен был быть достаточно разносторонним и начитанным. Вот и всё. Не плохая причина, что бы углубится в книги, не правда ли?

Сколько длился этот «ритуал»? Если я правильно помню, чуть меньше года.
Однажды он просто исчез. До сих пор помню, как я пришёл домой после школы. Как написал ему. Как ждал ответа. Ждал день. Два дня. Через какое-то время я перестал ждать, смирившись с тем, что мой друг навсегда ушёл из моей жизни. Осознание этого и сейчас не приятно покалывает мою охладевшую с возрастом душу.
Я до сих пор помню его никнейм на сайте…Его звали - . . .

@темы: рассказы

05:37 

музыка на заднем плане.

деформация
в течении последних двух часов слушаю одну и ту же мелодию.
она длиться чуть более трёх минут. за это время я совершенно от неё не устал.
Вивальди - Времена года. Зима. Февраль.

@темы: о жизни

23:07 

немного о жизни...

деформация
С учётом того, что я не выпускник *ещё раз скрестил пальцы за несчастных*, могу сказать, что вечер выдался у меня довольно удачным, не смотря на то, что особого покоя в квартире, видимо, не предвещается. Но не буду об этом...

Знаете, бывает в жизни такая мистика, когда книга, полученная совершенно случайно, идеально сходится с вашим душевным состоянием. Для меня такой книгой стала "Охота на овец" всем известного Харуки Мураками. Очень интересный рассказ, но другого от японского мастера слова я, что естественно, не ожидал. Знаете, мне кажется, что герой этого повествования несколько отличается от многих других героев Мураками. Он более...ммм...приземистый, что ли? Как его и нарекли в книге "посредственность - идеалист". Не смотря на столь, со стороны нынешней молодёжи, нелестный титул, могу сказать, что этот персонаж во многом схож со мной. И те изюминки данного произведения, что описывают отношение ГГ к, казалось бы, довольно банальным вещам, схожи с моими взглядами. Очень приятно было ознакомится с этим романом.
Не знаю, стоит ли советовать его другим, но мне, и это ещё скупо сказано, очень понравилось проводить время наедине с тем удивительным миром, что вновь преподнёс нам мастер слова.

Теперь же можно включить русский рок, открыть бутылочку светлого пива и вникнуть в сюжет полученной мной относительно давно книги, являющейся частью довольно известного научно - фантастического литературного проекта "Этногенез".

18:01 

последний на сегодня.

деформация
да - да, опять тест.

Тип мышления: Наглядно-образное мышление - 87.5 %

Наглядно-образным мышлением обладают люди с художественным складом ума, которые могут представить и то, что было, и то, что будет, и то, чего никогда не было и не будет - художники, поэты, писатели, режиссеры. Архитектор, конструктор, дизайнер, художник, режиссер должны обладать развитым наглядно-образным мышлением.

16:58 

по всем тестам я...

деформация
в общем, спорить не буду.)

Холерик — это субъект, обладающий одним из четырех основных типов темперамента, характеризующийся высоким уровнем психической активности, энергичностью действий, резкостью, стремительностью, силой движений, их быстрым темпом, порывистостью. Холерик вспыльчив, нетерпелив, подвержен эмоциональным срывам, иногда бывает агрессивным.

16:04 

что-то в этом есть

деформация
понравившийся арт. (большой вес картинок)

s1.uploads.ru/i/o/K/R/oKRD5.jpg
s1.uploads.ru/i/O/G/Y/OGYCE.jpg
s1.uploads.ru/i/K/y/E/KyE7s.jpg

13:12 

деформация
Стрелка вяло и устало
Развалилась под стеклом.
Звон часов, но шума мало,
Шумно будет здесь потом

Ты сидишь, моргаешь, дышишь
Ты, казалось бы, живой.
Правда дышишь тише мыши,
Схож по цвету со стеной.

21:30 

lock Доступ к записи ограничен

деформация
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:58 

lock Доступ к записи ограничен

деформация
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:01 

Странная история человека, который не знал страха

деформация
Джастин Файнштейн шесть лет бился над тем, чтобы напугать подопытную под кодовым обозначением SM. Он показывал ей «Ведьму из Блэр», «Боязнь пауков», «Сияние» и «Молчание ягнят» — бесполезно. Он взял её в магазин экзотических животных, но она без видимого повода достала змею из террариума и восторженно потрогала пальчиком её язык. И только из-за вмешательства продавца она не смогла подружиться с симпатичным пауком-птицеедом.

Тогда г-н Файнштейн повёз её в заброшенный туберкулёзный санаторий Уэверли-Хиллс — «самый страшный дом на свете», если верить рекламным буклетам. Служители аттракциона исправно включали странные шумы и жуткую музыку, а актёры изо всех сил изображали убийц, чудовищ и призраков, но она лишь смеялась, когда другие туристы благодарно вопили от ужаса. Более того, ей случайно удалось напугать одного из «монстров», когда она из любопытства попыталась дотронуться до его головы.

Г-н Файнштейн, клинической нейропсихолог Калифорнийского технологического института (США), на этом примере пытался понять, как в нашем мозге рождается страх. Пользы от этого — море. Например, можно было бы разработать эффективные методы лечения посттравматического стрессового расстройства.

SM привлекла внимание учёных, когда постучалась в лабораторию невролога Дэниэла Трэнела из Университета штата Айова (США) в середине 1980-х годов. Ей только что поставили диагноз «болезнь Урбаха — Вите». Это генетическое расстройство встречается так редко, что на сегодня известно менее трёхсот случаев. В числе симптомов — кожные повреждения и отложения кальция в мозге. У SM болезнь уничтожила оба миндалевидных тела.

«Настолько локализованный очаг повреждений встречается крайне редко, — отмечает нейробиолог Дэниэл Кеннеди из Индианского университета (США). — Таких случаев всего пара десятков». Увидев это, г-н Трэнел понял, что ему выпал уникальный шанс изучить функции данной области мозга.

Миндалевидные тела (по одному в каждом полушарии) играют важную роль в образовании эмоций, особенно страха. Это давно известно, но детали туманны. В частности, учёные пока не могут сказать, насколько миндалевидные тела необходимы для страха, отмечает Майк Кёнигс из Университета штата Висконсин в Мэдисоне (США). Возможно, активность миндалевидного тела, регистрируемая томографом, — всего лишь результат деятельности других областей мозга.

Казалось бы, случай SM исключал эту возможность, ибо вместе с миндалевидными телами у неё полностью исчезло чувство страха, тогда как вся остальная эмоциональная палитра не претерпела изменений. При этом она отличалась чрезвычайной живостью. Можно сказать, она в каком-то смысле гналась за новыми ощущениями. Однажды учёные пригласили её в ресторан, где она с удовольствием поболтала с официантом, а на следующий день попросила отвести её в то же место. Увидев того же официанта, она заметно повеселела и была с ним чрезвычайно приветлива.

Это признак того, что, в отличие от большинства других людей, SM не способна распознавать едва заметные намёки, которые заставляют нас вести себя более сдержанно в определённых ситуациях. «Людей, которые вам и мне показались бы тёмными личностями, она назвала бы заслуживающими доверия, — говорит г-н Кеннеди. — Она предвзято относится к людям в том смысле, что со всеми хочет сблизиться». По-видимому, миндалевидные тела отвечают не только за страх как эмоцию, но и за некоторые аспекты социального поведения.

Г-н Кеннеди недавно проверил степень открытости SM на примере её чувства личного пространства. Он просил женщин медленно приближаться к SM, а той предстояло дать знак, когда она начнёт ощущать дискомфорт. Эта граница расположена на расстоянии 0,34 м от неё, то есть почти вдвое ближе, чем у других участников эксперимента.

Более того, выяснилось, что SM не способна читать выражения лиц, но не способна избирательно: она видит радость и печаль, но не может определить страх. Причём это подсознательная реакция: лица, искажённые страхом или злобой, вперемешку с ничего не выражающими физиономиями появлялись на экране всего на 40 мс, и от SM требовалось нажать на кнопку как можно быстрее при виде лица, выражавшего скорее страх, чем гнев. С этим заданием она справилась примерно так же, как остальные. Но когда ей дали неограниченное время на размышление, она стала ошибаться.

Копнув поглубже, г-н Кеннеди обнаружил, что проблема в том, как мозг направляет её взгляд. SM просто не смотрит в глаза людей, когда в них читается страх, то есть когда они расширяются. Когда её поставили в такие условия, что она не могла не смотреть в глаза, она стала чаще правильно определять лица испуганных людей.

Таким образом, миндалевидное тело — это не просто «детектор опасности». Опасность, по-видимому, регистрируется другими областями мозга, а миндалевидные тела по итогам этой работы управляют нашим вниманием для сбора критически важной информации о степени опасности. Результатом становится чувство страха. А поскольку у SM миндалевидные тела отсутствовали, она ощущала только возбуждение сродни чувству азарта, но не страх. Этим и объясняется то, что в зоомагазине и в «доме с привидениями» она не была равнодушной, как того следовало бы ожидать от бесстрашного человека.

Но г-н Файнштейн слегла разрушил эту стройную теорию. Ему наконец-то удалось напугать бедняжку.

В одном из экспериментов к ней присоединились близнецы AM и BG с идентичными повреждениями миндалевидных тел. Г-н Файнштейн обратился к классическому тесту на панику: попросил участников надеть маски, в которые подавался воздух с 35-процентным содержанием углекислого газа. У большинства здоровых людей немедленно начинается одышка, учащается сердцебиение, выступает пот, кружится голова. Примерно четверть впадает в панику.

Как ни странно, все трое тоже пережили панику. SM замахала руками, указывая на маску, и закричала: «Помогите!» Когда маску сняли, она сказала: «Я запаниковала, потому что, чёрт возьми, не понимала, что происходит». Впервые с начала болезни она испытала страх.

Двое других отреагировали практически аналогично. AM скривилась и сжала левую руку в кулак, попытавшись освободиться. По её словам, она испугалась, что задохнётся, и заметила, что это был самый ужасный момент в её жизни. BG стала хватать ртом воздух и сама сорвала маску, признавшись потом, что ощутила нечто совершенно новое — страх близкой смерти.

После такого г-н Файнтштейн не знал, что и думать. На протяжении десятилетий пара миндалевидных тел мозга описывалась как центр страха, и казалось естественным, что при их отсутствии человек становится отчаянно смелым.

Однако учёный вскоре пришёл к выводу, что старая теория не так уж неверна. По-видимому, мозг иначе обрабатывает угрозы, исходящие изнутри (астма, сердечный приступ и др.). «Это первичный слой, базовая форма страха», — подчёркивает г-н Файнштейн. Действительно, тут не за чем напрягать внимание и оценивать состояние окружающей среды: высокий уровень углекислого газа во вдыхаемом воздухе непосредственно приводит к изменению кислотности крови, в результате чего запускается каскад реакций в мозге. Поэтому паника возникает и без «миндалин» — скорее всего, где-то в гипоталамусе и периакведуктальном (центральном) сером веществе.

И здесь надо обратить внимание на такой важный момент. Люди, обладающие миндалевидными телами, понимают, что это научный эксперимент, что учёные не позволят случиться страшному. Оттого и паника у них другая. В данном же случае наше трио испытало самый что ни на есть настоящий предсмертный ужас. Они не смогли должным образом интерпретировать охватившее их возбуждение.

Роль миндалевидных тел в оценке риска объясняет и другой странный результат подобных экспериментов. У здоровых участников, как правило, появляется упреждающая реакция при повторении теста: перед повторным надеванием маски у них меняется характер потоотделения и слегка учащается сердцебиение. Добровольцы с болезнью Урбаха — Вите во второй раз ведут себя так же бесстрашно, как в первый. Следовательно, миндалевидное тело отвечает ещё и за сохранение воспоминаний о пережитом ужасе.

Интересно, что в выборке из 200 ветеранов войны во Вьетнаме с черепно-мозговой травмой никто из пациентов с повреждёнными «миндалинами» не приобрёл посттравматического стрессового расстройства.

Так что работать с этой областью мозга следует очень осторожно. С одной стороны, из-за неё мы не можем избавиться от мучительных воспоминаний, с другой — она защищает нас и учит впредь избегать опасностей. Лишённая её SM однажды призналась: «Я никому не пожелала бы такого».

Подготовлено по материалам NewScientist.

@темы: о жизни

01:46 

Панни

деформация
Неотрывно глядя на всунутый в его руки альбом, Эн выпустил тугой клубок дыма из лёгких. На заднем плане - шум войны, а перед глазами застыла знакомая пацанская морда.
- Бред какой-то...
- Ты мало что, признай, понимаешь в андеграунде.
Усмехнувшись под нос, он всучил альбом напарнику.
- Так и нехрен эту дрянь мне подсовывать, как считаешь? - Затушив хабарик о стенку пепельницы, он устало откинулся на железную спинку скамьи, - Что тут у тебя вырисовано? "Убей"? Только стены этим говном и обмалёвывать... Мало тебе выговора за хулиганство, ещё и за вандализм огребсти захотел? Идиот.
Брюнет, состроив злобную гримасу, замял оплод своего ума под скамью. Найдут - руки оторвут. В нынешнее время руки рвут вообще за всё.
- И выруби эту недокосмогорию. Уши вянут.
- Эн, тебе мысль в голову не приходила о том, что ты дохера расп*зделся?
- Я...
Треск обшивки, и парни, как один, вскочили на ноги, вытянув стволы, по стойке, перед собой. Две пары голубых глаз зашли за резервный генератор второго сектора. Пальцы, в отлаженной системе, сместились к спусковому крючку. Плечо к плечу, как и должно было быть.
- Чертовски хреново.
- И не говори, брат.
По полу прошел залп электронной системы безопасности. Зацепившись за подошвы мальчишек, он, изогнувшись, рассыпался на тысячи частиц. Тем временем генератор вновь разошёлся в громовом раскате. Как и в прошлый раз, основной удар пришёлся на него.
Пришелец показался из-за толстой железной пластины, наскоро вырубленной, скукоженной и потерявшей свою безупречную форму. Его ствол ясно уходил своей пока ещё не матерелизовавшейся пулей в лоб брюнета.
- Руки!...
Выстрел. Благо - обычный снаряд ССС. Он, подцепленный в воздухе ногтевой пластиной, скосился в траектории и вошёл в стальной пласт за спиной парней. Секунда. Две. Эн, сглотнув, пал всем весом на напарника. Три. Четыре. Брюнет, втянув воздух в лёгкие, прижал мальчугана к себе.
Пять...
- - - - - - - - -

@темы: рассказы

01:03 

а.р.р.р.т.

деформация
20:55 

2012 год

деформация
Устав от долгого блуждания,
Бессонных дней, скупых надежд,
От жизни сладостной желанья,
От пряной извести мечтаний,
Я провалился в храм невежд.

Там было тихо, было сухо,
Мечтал давно в том месте я,
Пожить хоть месяц без испуга,
Без жизни тягостной натуга,
Забыть на пару дней себя.

И вот пришла пора прощания,
С тем тихим местом. Я взашёл
Опять в свой мир, без пререкания,
Ведь жаждал внять те оправдания,
Которых так и не нашёл.

И вновь душевная разруха,
И нету сил вновь в хрупком теле,
Я загнан в неизбежность круга,
А храм успокоения духа,
Уж не желаннее постели.

@темы: стихи

Три ноты морфия

главная