многие не верят в томные слова, что украшали лист того письма, которое тебе я завещал
строка была пуста, однако смысл виднелся и в мокрых проблесках листа
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:55 

первая и неповторимая

деформация
Здесь надо что-то написать, как я понял. *с улыбкой*
Что же, видимо, настал тот день, когда мои стихи, работы в фотошопе, рассказы и прочее проявление моего творчества сгруппируются в отдельно отведённом местечке, для которого, по воле судьбы, я выбрал этот дневник.
Буду очень признателен, если вы, читатели (которых пока и нет )).) свою критику будете высказывать цензурно, не пренебрегая внегласными правилами сетевого этикета. Заранее "спасибо". *раскланялся*
Ну, что же, начнём? *широко улыбаясь*

@темы: о жизни

05:15 

вдохновляет

деформация
не смог не добавить.
любимое.


Дума. М.Ю.Лермонтов.
Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!
Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.
Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

@темы: вне темы

07:30 

цитатник

деформация
У одного одиночество – это бегство больного, а у другого – бегство от больных.
Фри́дрих Ви́льгельм Ни́цше

@темы: о жизни

15:39 

ориентир

деформация
Что бы дойти до цели, человеку нужно только одно. Идти.
Оноре де Бальзак.

@темы: о жизни

16:04 

что-то в этом есть

деформация
понравившийся арт. (большой вес картинок)

s1.uploads.ru/i/o/K/R/oKRD5.jpg
s1.uploads.ru/i/O/G/Y/OGYCE.jpg
s1.uploads.ru/i/K/y/E/KyE7s.jpg

16:58 

по всем тестам я...

деформация
в общем, спорить не буду.)

Холерик — это субъект, обладающий одним из четырех основных типов темперамента, характеризующийся высоким уровнем психической активности, энергичностью действий, резкостью, стремительностью, силой движений, их быстрым темпом, порывистостью. Холерик вспыльчив, нетерпелив, подвержен эмоциональным срывам, иногда бывает агрессивным.

17:12 

о да, я пошёл по тестам...

деформация
Психологический возраст.
Сумма набранных баллов: 40
мдам-с...
Плохо, если психологический возраст значительно опережает указанный в паспорте. Это говорит о том, что Вы плохо использовали свой "начальный капитал". Сядьте и поразмышляйте о прожитых годах. Может быть, Вам удастся, пока не поздно, понять причины Вашего быстрого психологического старения и то, почему в душе Вашей царят безразличие и усталость?

18:01 

последний на сегодня.

деформация
да - да, опять тест.

Тип мышления: Наглядно-образное мышление - 87.5 %

Наглядно-образным мышлением обладают люди с художественным складом ума, которые могут представить и то, что было, и то, что будет, и то, чего никогда не было и не будет - художники, поэты, писатели, режиссеры. Архитектор, конструктор, дизайнер, художник, режиссер должны обладать развитым наглядно-образным мышлением.

02:20 

чёрт, зацепило же.

деформация
В одном университете профессор Джонн Лок задал своим студентам вопрос:
- Является ли Бог создателем всего сущего?
Один из студентов храбро ответил:
- Да, является!
- То есть, вы считаете, что Бог создал все? - спросил профессор.
- Да, - повторил студент.
- Если Бог создал все, тогда Он создал и зло. А в соответствии с общеизвестным принципом, утверждающим, что по нашему поведению и нашим делам можно судить, кто мы такие, мы должны сделать вывод, что Бог есть зло, - сказал на это профессор.
Студент замолчал, поскольку не мог найти аргументов против железной логики преподавателя. Профессор же, довольный собой, похвастался перед студентами, что еще раз доказал им, что религия есть миф, придуманный людьми.

Но тут второй студент поднял руку и спросил:
- Можно в связи с этим задать вам вопрос, профессор?
- Конечно.
- Профессор, существует ли холод?
- Что за вопрос?! Конечно, существует. Вам же когда-нибудь бывает холодно?
Некоторые студенты захихикали над простецким вопросом своего товарища. Он же продолжил:
- В действительности, холода нет. Согласно законам физики то, что мы считаем холодом, есть отсутствие тепла. Только объект, испускающий энергию, поддается изучению. Тепло есть то, что заставляет тело или материю испускать энергию. Абсолютный ноль (- 273° С) есть полное отсутствие тепла, и любая материя при такой температуре становится инертной и неспособной реагировать. Холода в природе нет. Люди придумали это слово, чтобы описать свои ощущения, когда им не хватает тепла.

Затем студент продолжил:
- Профессор, существует ли тьма?
- Конечно, существует, и вы это знаете сами... - ответил профессор.
Студент возразил:
- И здесь вы неправы, тьмы также нет в природе. Тьма, в действительности, есть полное отсутствие света. Мы можем изучать свет, но не тьму. Мы можем использовать призму Ньютона для того, чтобы разложить свет на его составляющие и измерить длину каждой волны. Но тьму нельзя измерить. Луч света может осветить тьму. Но как можно определить уровень темноты? Мы измеряем лишь количество света, не так ли? Тьма - это слово, которое лишь описывает состояние, когда нет света.

Студент был настроен по-боевому и не унимался:
- Скажите, пожалуйста, так существует ли зло, о котором вы говорили?
Профессор, уже неуверенно, ответил:
- Конечно, я же объяснил это, если вы, молодой человек, внимательно меня слушали. Мы видим зло каждый день. Оно проявляется в жестокости человека к человеку, во множестве преступлений, совершаемых повсеместно. Так что зло все-таки существует.
На это студент опять возразил:
- И зла тоже нет, точнее, оно не существует само по себе. Зло есть лишь отсутствие Бога, подобно тому, как тьма и холод - отсутствие света и тепла. Это - всего лишь слово, используемое человеком, чтобы описать отсутствие Бога. Не Бог создал зло. Зло - это результат того, что случается с человеком, в сердце которого нет Бога. Это как холод, наступающий при отсутствии тепла, или тьма - при отсутствии света.

Профессор замолчал и сел на свое место. Студента звали Альберт Эйнштейн

02:26 

под ощущения

деформация
Билли Стрейхорн (Дюк Эллингтон - рояль) – Цветущий лотос (Lotus Blossom)
Дюк Эллингтон – Фальшивые друзья

03:29 

эксперимент...?

деформация
Частенько меня посещают навязчивые идеи, одна из которых, как я надеюсь, всё же пренесёт желаемые плоды.
Как и многие, я стараюсь работать на результат, часто забывая о том, что можно испытывать истинное наслаждение от процесса. К сожалению, как мне кажется, именно эта позиция не позволяет мне развиваться на поприще искусства (если это можно так назвать). В общем, в данном эксперименте, я попробую не только реализовать свои творческие планы, но и слегка изменить свои принципы. Не знаю, насколько эта задумка удачна, но...попробовать, всё же, стоит.
Кстати, дабы оправдаться перед своей рациональной и жёсткой личиной, могу с уверенностью сказать, что, по крайней мере, после прохождения квеста (да, думаю, стоит воспринимать это, как игру, так будет, как мне кажется, занимательней), мой стиль письма улучшиться.
В чём же состоит эксперимент?
В течении нескольких месяцев я буду ежедневно писать небольшой рассказ, выкладывая его сюда(скорее - для самого себя, но, если кого-то заинтересует, - милости прошу). Некоторые из них будут законченными историями, некоторые - зарисовками определённых ситуаций. Не сомневаюсь, что выложу и некоторые мысли терзающие меня, описания чувств и подобное. Не гарантирую, что все мои излияния будут интересны и содержательны. Читать ли мои труды или нет - решать вам.
Так-с, ну, начали.

@темы: о жизни

04:52 

#1.

деформация
банально? о да! глупо? возможно.
притянуто за уши? пусть будет и так, но...


Мне так часто казалось, что я живу не в своём мире…
Загнанный, запущенный во всемирный механизм беспроглядной тьмы, болт, что давно не смазывали, но который, не смотря на это, выполняет свою функцию на достаточно высоком уровне, что бы его просто взяли, и выкинули в помойку.
Не знаю.
В молодости я открыто выражал своё несогласие с системой. Конечно, и в этом неподчинении общепринятым правилам была своя, немного искажённая, но система, свой механизм, но, в то время, мне казалось, что лучше уж быть частью новенького байка, чем токарного станка.
Но, как и многие, я отказался от социопатии, во благо своего будущего.
Что же я получил в итоге? Жену - спокойную, интеллигентную женщину, по-своему умную, по-своему привлекательную, детей - как и полагается, не оправдавших моих ожиданий, но вполне сносных и, как бы банально это не звучало, действительно любимых мною существ, так же – квартиру в спальном районе, машину и обширную пролысину на затылке…
Разве к этому я стремился?
Нет, конечно, я живу совсем не плохо, по меркам русского человека. Для своего возраста, я вполне здоров. Не голодаю. Не нуждаюсь. Всё как у всех, и, казалось бы, желать чего-то большего – грешно, но…

Недавно я встретил своего школьного приятеля. Обычная встреча, обычные приветливые улыбки, обычное рукопожатие. Самый обычный разговор…
Выяснилось, что он всё ещё не женат (во многих шутках, этот факт – уже дар небес), состоятелен, да и выглядел он лет на десять моложе меня.
Зависть.
Он поведал мне о своём беспечном образе жизни, о так называемой «свободе», которую он так и не потерял, в отличие от многих, что до сих пор живёт так, как хочет он.
Зависть.
Так же он бросил неясную шутку по поводу старушек – жён, и безмозглых детей, предварительно не поинтересовавшись о моей жизни, что выдало в нём беспардонного хама, коим он и являлся много лет назад. И, представьте, этому я тоже завидовал!....
Затем пришла моя очередь говорить.
После хвастливых фраз своего бывшего приятеля, говорить о жене и детях, что естественно, не хотелось совершенно. Боялся ли, что меня подымут на смех? Нет, пожалуй, я был уже достаточно не молод, чтобы не обращать внимания на дерзкие умозаключения окружающих. Может быть, я не хотел признаваться своему однокласснику в том, что жизнь моя не такая красочная, как его? Опять же «нет». Думаю, вся соль заключалась в том, что я не хотел признавать тот факт, что, в отличие от него, я так и не смог обрести того, чего искал. Я не был счастлив.
Напряжённые десять секунд. Двадцать. Они прошли в полном молчании.
Видимо, осознав причину задержки, экс-приятель уж было растянул уста в снисходительной, как мне показалось, ухмылочке, но я не дал ему закончить своеобразный ритуал унижения.
Открыв рот, я начал лгать. Обо всём. О работе, о жене, о детях. Мой язык, ведомый неведомой силой, разошёлся не на шутку, а руки, в такт ему, начали выписывать некие узоры в воздухе, жестикулируя.
И чем больше я лгал, тем шире становилась улыбка одноклассника.
Он, несомненно, всё понял. Но, не взирая на свой характер, промолчал.
За это я ему благодарен.

Придя в тот день домой, я, морально, и, казалось бы, физически вымотанный, по-привычке уселся у телевизора, открывая банку светлого, недорогого пива. Отголосок сегодняшней лжи, как фальшивая нотка в сонате, терзал мою нервную систему. Пальцы, выстукивая некий ритм на металлической поверхности, еле удерживали в моей руке банку. Глаза предательски бегали по комнате.
Отвратительно.
Один глоток. Второй. Третий. Опорожнив первую тару, я ринулся на кухню за второй. Напиться. В стельку. Вусмерть.
Заметив мои метания, жена, тяжело вздохнув, подошла ко мне, своим тихим, нежным от природы голосом высказав мне свои переживания. Она волновалась за меня. За человека, вычеркнувшего её из своей жизни. Может быть, только на словах, но факт оставался фактом. На душе стало ещё противнее. Я был омерзителен себе.
Развернувшись, я, впервые в жизни, ударил свою суженную. Не сдерживаясь, я отвесил ей увесистую пощёчину. Она же, не устояв на ногах, упала на пол, тут же закрыв лицо руками, теми руками, что гладили мои рубашки, что ободряюще похлопывали меня по плечу, теми, что я, когда-то, любил…
Я ненавижу себя.
Сегодня я, наконец осознал, почему последние годы чувствовал, что живу не в своём мире…Этого мира, этого механизма, что принял меня, как свою часть, я попросту не достоин.

@темы: рассказы

22:34 

сочувствую...

деформация
Смотря на то, что сейчас твориться с погодой в нашем славном городе Санкт-Петербурге, хочу высказать своё сочувствие выпускникам 2012 года. Если кто-то из вас всё же отважится выйти из дома ради Алых парусов, которые вы, конечно же, ждали, пожелаю вам удачи!
Надеюсь, у вас достаточно средств, что бы остаток ночи провести не под проливным дождём, а, по крайней мере, в каком-нибудь захудалом баре в центре.
И, да, поздравляю с окончанием школы.

@темы: о жизни

23:07 

немного о жизни...

деформация
С учётом того, что я не выпускник *ещё раз скрестил пальцы за несчастных*, могу сказать, что вечер выдался у меня довольно удачным, не смотря на то, что особого покоя в квартире, видимо, не предвещается. Но не буду об этом...

Знаете, бывает в жизни такая мистика, когда книга, полученная совершенно случайно, идеально сходится с вашим душевным состоянием. Для меня такой книгой стала "Охота на овец" всем известного Харуки Мураками. Очень интересный рассказ, но другого от японского мастера слова я, что естественно, не ожидал. Знаете, мне кажется, что герой этого повествования несколько отличается от многих других героев Мураками. Он более...ммм...приземистый, что ли? Как его и нарекли в книге "посредственность - идеалист". Не смотря на столь, со стороны нынешней молодёжи, нелестный титул, могу сказать, что этот персонаж во многом схож со мной. И те изюминки данного произведения, что описывают отношение ГГ к, казалось бы, довольно банальным вещам, схожи с моими взглядами. Очень приятно было ознакомится с этим романом.
Не знаю, стоит ли советовать его другим, но мне, и это ещё скупо сказано, очень понравилось проводить время наедине с тем удивительным миром, что вновь преподнёс нам мастер слова.

Теперь же можно включить русский рок, открыть бутылочку светлого пива и вникнуть в сюжет полученной мной относительно давно книги, являющейся частью довольно известного научно - фантастического литературного проекта "Этногенез".

23:33 

интересная статья.

деформация
(выдержки из систематики характеров, описанной проф. Бурно М.Е.)

Описан Куртом Шнейдером (1923), Н. Петриловичем (1966). Изначальная тревожность здесь, по причине педантичного характерологического склада, переживается иначе, чем тревожно-сомневающимся (психастеническим) человеком. Тревожно-сомневающийся претворяет внутреннюю тревогу, наполняющуюся содержанием окружающей жизни, в болезненные сомнения, а педантичный - в символически-ритуальные навязчивости, ананказмы (от Ананке - имя древнегреческой богини неизбежности-судьбы).

читать дальше

01:01 

#2.

деформация
Знаете, есть люди, с которыми ты проводил, когда-то, довольно много времени, общался (Одноклассники, к примеру), но, по прошествии энного количества лет, ты вряд ли сможешь вспомнить их имена, лица. Возможно, подобным образом устроена наша память – мы забываем всё, что более не имеет для нас значения. Кое-что уходит из нашей жизни, уходит безвозвратно…
Не смотря на это, я до сих пор помню человека, имени которого, как и лица, я и не знал вовсе. Бывают такие вечера, когда я остаюсь один в трёхкомнатной квартире. Колонки разливают по комнатам приятные нотки лирического рока, за окном идёт мелкий, летний дождик, а руки, без устали, тянуться к кружке с давно остывшим кофе. В такие вечера я, не редко, вспоминаю своего давнего друга. Друга без лица и имени.
Много лет прошло с тех пор.

Выцветшие глаза искали нужную строчку на ядовито – красном экране монитора. Отвратительный дизайн очередного сайта полностью сходился с тем, что творилось в моей душе. Хаус оттенков, он стремился к агрессивности, в то время, как сердце крошилось, от осознания того, что со мной произошло. Что со мной сделали.
Помню, я раскусывал свои губы в кровь, пытаясь сдержать предательски наворачивающиеся слёзы. Я был зол, казалось бы, эта самая злость должна была перебить горечь, но она лишь приумножала её, сворачивая испытываемые чувства в грязный, гниющий комок, так и застрявший у меня в горле. Сколько лет мне тогда было? Шестнадцать? Да, думаю, шестнадцать.
Вожделенная ссылка с небольшим комментарием к ней была найдена. Комедия, вроде бы, она никогда не выходила в прокат. По мнению того, кто успел уже ознакомиться с картиной, это была самая лучшая комедия прошедшего года. Да, именно то, что мне нужно. Я не умею рыдать, я не хочу учиться этому, не хочу проявлять слабость своего характера. Надо развеяться. Сейчас мне казалось это жизненно необходимым выходом.
Щёлкнув мышкой по ссылке, я вышел на сайт мало известной кино-компании, по крайней мере, я сам о ней никогда не слышал. Едва промелькнувшее сомнение затерялось в моём эмоциональном состоянии. Очередной щелчок. Фильм поставлен на закачку. Отлично.

Господи, помилуй мою грешную душу! Такого отвратительного фильма, я, как мне казалось, в своей жизни пока не встречал. Вся эта комедия более походила на…смесь недо-порно и детского мультика про Бакса Бани. Ужасно. И я потратил на эту чушь пол часа своей жизни? Вот теперь то я был зол! И, как и полагается, сдерживать эту злость в себе я был не намерен.
Естественно, мой праведный гнев пал на того типчика, что прокомментировал весь этот абсурд, как комедию, достойную высшей похвалы критиков.
Не стесняясь в выражениях, я написал ему на мыло столько «лестных» отзывов об его вкусе, об его мыслительных способностях и прочего, что, прочти это гневное сообщение моя матушка, её непременно схватил бы инфаркт. В общем, оттянулся от души.
Ответа его я не ждал. Зачем? Душу свою я от груза освободил, и на этом, как говориться, «спасибо». Но ответ пришёл, и присущее мне любопытство так и не дало выкинуть это письмо в помойку.
Я ждал чего угодно – от струи мата до искренних извинений и просьб о пощаде, но уж явно не этого:
«Неужели тебе не подняло настроение то безобразие, что творилось в «шедевре»? Я, действительно, не видел ничего смешнее этого абсурда».
Громко выругнувшись, я, плотно сжав зубы, уж было готовился настрочить второе письмо, не менее озлобленное, чем предыдущие, но остановился, так сказать, «на пол пути». Действительно, мне, несомненно, было намного лучше. Слёзы, растворившись, не грозили слететь с ресниц, сердце более не орало об обиде и боли. Более того, та ситуация уже не была столь трагичной, ведь просмотренный фильм, именно он и стал моей главной трагедией в жизни. Я усмехнулся. «Ты прав. Спасибо.» - Отправив сообщение, я, с чистой душой, забыл об этом случае.
В отличие от моего оппонента…
Раз в неделю мне, бесперебойно, приходила его рецензия на очередной фильм. Довольно сухо, без привычных смайликов и «приветов». В ответ я молчал. Не знаю в чём моя проблема, но, вот так вот, просто заводить знакомства было не по мне. Хотя, с годами мало что изменилось…
В общем, эта тирания с его стороны продолжалась уже месяца два, когда я решился таки посмотреть один из присланных фильмов. Настроение было хорошее, ничего не предвещало беды…И никакой «беды» так и не произошло. Фильм оказался по-настоящему интересным, хоть и не экранным. Я тут же поделился с «советчиком» своими впечатлениями. С этого и началась наша своеобразная дружба.
Мы обменивались мнениями о фильмах, затем подключили к этому и книги, и музыку. Через некоторое время я перестал бояться быть осмеянным, выражался спутано и эмоционально, в отличие от нового «знакомого незнакомца», всегда остававшегося прохладно – отстранённым.
Мы никогда не говорили о себе. Наше общение, казалось бы, для подобного было не предназначено, и это делало его каким-то…особенным, что ли. Я не знал ни его имени, ни лица, даже пола не знал! Но, не смотря на это, спешил к вечеру домой, что бы прокомментировать очередную, случайно услышанную в магазине, мелодию.
Мы часто сходились в своих мнениях, иногда начинало казаться, что я нашёл «родственную душу»…Вообще, подростком я был склонен к шаблонному утопизму. Судя по тому, что он регулярно отвечал мне, и для него наше общение было важно, по крайней мере, я сам хотел в это верить…
Из-за него я стал больше читать. Не сказал бы, что у меня были плохие оценки по литературе, или же я не любил книги до этого, просто…С появлением этого человека в мой жизни, наши вечерние разговоры уже превратились в некий ритуал, без которого я не мог нормально заснуть. А что бы быть с ним на одной волне, я должен был быть достаточно разносторонним и начитанным. Вот и всё. Не плохая причина, что бы углубится в книги, не правда ли?

Сколько длился этот «ритуал»? Если я правильно помню, чуть меньше года.
Однажды он просто исчез. До сих пор помню, как я пришёл домой после школы. Как написал ему. Как ждал ответа. Ждал день. Два дня. Через какое-то время я перестал ждать, смирившись с тем, что мой друг навсегда ушёл из моей жизни. Осознание этого и сейчас не приятно покалывает мою охладевшую с возрастом душу.
Я до сих пор помню его никнейм на сайте…Его звали - . . .

@темы: рассказы

05:37 

музыка на заднем плане.

деформация
в течении последних двух часов слушаю одну и ту же мелодию.
она длиться чуть более трёх минут. за это время я совершенно от неё не устал.
Вивальди - Времена года. Зима. Февраль.

@темы: о жизни

03:41 

#3.

деформация
Страх. Отвратительное чувство, не правда ли? Он сдавливает горло, перекрывая поступление кислорода, давит на грудь, вминая её, сердце начинает биться чаще, оно хочет вырваться за пределы сужающейся грудной клетки. Паника. Ты пытаешься заорать, но гортань перекрывает дорогу для любого звука. Беспомощность. По телу пробегают невидимые насекомые, вызывая неудержимую дрожь. На глазах наворачиваются слёзы, а в висках властвует некий неудержимый ритм. Бежать. Не жалея сил. Единственное желание – бежать, скрываясь от источника твоего страха.
Но можно ли сбежать от самого себя?

В детстве мы с подругами любили собираться на чердаке дачного домика моих родителей. Чаще всего, мы красились, обсуждали одноклассников, читали молодёжные журналы. Нам было лет по десять, но, как и большинство девчонок нашего возраста, мы стремились к взрослой жизни, манящей нас своей вседозволенностью. Иногда наши забавы переходили все границы, к примеру, когда мы покупали сигареты. Конечно, после первой же затяжки каждой из нас становилось настолько плохо, что желание сделать вторую проходило моментально. Однако, месяца через два, мы вновь просили старшеклассников купить нам запретные палочки. Но сейчас не об этом…
Как-то раз мои подружки остались у нас в доме на ночь. Мама, прекрасно зная о нашем «домике», постелила на чердаке спальные мешки, оставила блюдо с бутербродами и несколько пакетиков с соком. Пожелав нам спокойной ночи, она удалилась в свою комнату.
Убедившись в том, что мои родители уже спят, мы решили опробовать новую забаву. На этот раз мы купили книжечку с гаданиями, и нам не терпелось, следуя советам, призвать какого-нибудь гномика или духа.
Из освещения мы оставили только свечи. И, по правде сказать, атмосфера на чердаке стала до дрожи жуткой. Деревянный домик, не отличающийся новизной, разносил по комнатам стоны своих половиц, оконных рам. Растущая на участке берёзка игралась с оконным стеклом своими ветками. Где-то вдалеке раздавался собачий вой. Анечке, самой слабонервной из нас, стало плохо, и нам пришлось добрые двадцать минут уговаривать её на участие в новой игре. По правде сказать, где-то, в глубине души, я надеялась на то, что она разревётся и не даст нам продолжить. Но этого не произошло, а мои коленки захватила нервная тряска, что мои подруги приняли за признак нетерпения.
Развалившись на полу, мы, установив в центре созданного нашими телами круга старое зеркало, оставшееся у нашей семьи ещё с переезда из прошлого местожительства, взялись за руки. Мы начали призывать пиковую даму.
Произнеся сбивчивым хором заклинание, написанное в книге, мы начали искать «жертву», что должна была подойти к зеркалу и нарисовать на нём воском ступеньки, по которым, исходя из текста «учебника колдовства» и должна была спустится чёрная дама. В общем-то, голосование было не долгим, и выбрали, как назло, меня.
Тяжело вздохнув, я медленно, пытаясь скрыть своё волнение от подруг, подползла к зеркальцу. Мне было действительно страшно. В отражении я, увидев своё побледневшее лицо, тут же постаралась прийти в себя. «Где это видано, что бы девочка в моём возрасте вилась на такую ересь? Я ведь уже взрослая, как никак, не какая-нибудь там первоклашка!» - вбив в свою голову подобные мысли, я самоотверженно нарисовала несколько ступенек вручённой мне до этого церковной свечой. Не смотря на самоубеждение, руки мои дрожали. Где-то на улице раздался неестественно громкий собачий лай, и, встрепенувшись, я обронила свечу на деревянный паркет, покрывающий пол. В недовольстве сжав губы, я, слегка склонившись, подцепила церковный сувенир пальцами, проклиная про себя несдержанную собачонку. «Надо же так меня испугать!» - я мрачно покачала головой, и, наконец, вновь перевела взгляд на зеркало…
По дому разлетелся протяжный, девичий ор.
Подогнув колени, я спрятала в них лицо, свои посиневшие губы, пустившиеся в дьявольский пляс, своё побелевшее лицо. Моё сердце заходило ходуном, а разум никак не мог выбросить из себя ту картину, что я увидела несколько мгновений назад.
Подняв взор на зеркало, вместо себя в его отражении, я увидела ведьму. Старую, скрюченную ведьму с пожелтевшим лицом, с чёрными, как смоль волосами. Она улыбалась мне, демонстрируя свои кривые, гнилые резцы. Она тянула ко мне свои кривые пальцы, лишённые верхних фаланг.
Ужас. Впервые в жизни я испытала такой ужас.

Долго я не могла прийти в себя. Родители, объяснив моё отсутствие в школе ОРЗ, неустанно следили за мной. Они не выпускали меня из комнаты, да и, по правде, я сама не решилась бы покинуть своей обители. Вцепившись в своё одеяло, я днями рыдала, не желая, ни есть, ни спать. Я боялась, что старуха придёт за мной. А ещё больше я боялась того, что эта ведьма уже поселилась внутри меня.
Обследующие меня психотерапевты, назначили несколько видов успокоительных, после которых я могла нормально уснуть. Спать «без снов». Да, именно это и было мне нужно. Через несколько недель паника отпустила меня, и врачи позволили ходить мне в школу. С теми подружками я больше не общалась, да и они не горели желанием, по крайней мере, это было видно по их смущённым лицам, когда мы пересекались в столовой. На счастье, мы учились в разных классах.
Ещё в тот день, они сказали моим родителям, что не видели никакой пиковой дамы, что я просто перенервничала. Как они могли? Ведь она была в том зеркале! Они просто не хотели этого признавать.
Долгие годы я просидела на антидепрессантах, и только несколько недель назад перестала пичкать себя всякой химией. Мне было почти пятнадцать лет.
Сегодня я долго вертелась перед зеркалом, ведь именинница должна быть самой красивой девушкой на празднике! Я закручивала волосы, красилась, примеряла платье за платьем. Приготовившись, я уж было пошла на кухню, что бы вытащить из духовки фаршированную курицу, заготовленную моей матерью (в квартире я была одна), как вспомнила, что забыла накрасить ресницы. Взяв купленную только вчера тушь из косметички, я приблизилась к зеркалу, дабы не упустить ни одной шаловливой реснички.
Расправившись с первым глазом, я приступила ко второму, сосредоточившись на все сто процентов…
Именно в этот момент вновь появилась она. Она была одета в моё платье, держала в руках мою тушь, и улыбалась мне, как и прежде, во все свои тридцать два резца.
Я не сразу поняла, что происходит. Отшатнувшись от зеркала, я, не в состоянии отвести взгляда от отражения, даже и не заметила, как обронила тушь. Моя грудная клетка начала сужаться, а глаза, широко распахнутые, не могли выдавить из себя ни одной слезинки. Крик застрял где-то в районе гортани. Ноги подкосились и я упала на колени, всё так же вглядываясь в это пожелтевшее лицо. А она смотрела на меня, всё так же хищно улыбаясь. Подняв руку, она подозвала меня к себе, и, подчиняясь неведомой силе, я, кое-как встав, подошла к зеркалу.
Застрявший вопль распространял по телу холодные ручейки ужаса. Я хотела убежать, спастись, но не могла…
А ведьма, как в фильме ужасов, вытащила свою обезображенную руку из зеркала, будто бы из воды. Слёзы заструились по моим щекам, а рот безвольно открылся. Тогда она поднесла свой кривой палец ко мне, и, ухмыльнувшись, провела им по моему языку…

Соседи, почувствовав запах гари, позвонили моим родителям. Те в спешке вернулись домой, и, обнаружив меня скрючившейся на полу, вызвали скору помощь. В больнице мне поставили диагноз – острый психоз, и тут же отправили в клинику, где я провела два месяца своей жизни. До конца вылечится мне так и не удалось…
Заметив зеркало, я обхожу его стороной, старательно не смотря в его сторону, ведь призрак той старухи до сих пор преследует меня.
И по ночам мне снится её корявая рука, тянущаяся ко мне.

@темы: рассказы

22:34 

всё никак не могу выкинуть из головы...

деформация
в последнее время, что-бы сосредоточится на творчестве, часто включаю на задний план песню группы Сплин на стихи Иосифа Бродского.
не знаю почему, но...трогает. взгляд опускается к полу, а сердце переполняется неясной горечью.

КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ

Потому что искусство поэзии требует слов,
я - один из глухих, облысевших, угрюмых послов
второсортной державы, связавшейся с этой,-
не желая насиловать собственный мозг,
сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
за вечерней газетой.

Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
в этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал,
при содействии луж порождает эффект изобилья.
Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя,-
это чувство забыл я.

В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,
стены тюрем, пальто, туалеты невест - белизны
новогодней, напитки, секундные стрелки.
Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;
пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей -
деревянные грелки.

Этот край недвижим. Представляя объем валовой
чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,
вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
Даже стулья плетеные держатся здесь
на болтах и на гайках.

Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
немота вынуждает нас как бы к созданью своих
этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,
свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
Кочет внемлет курантам.

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,
к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,
видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,
но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут -
тут конец перспективы.

То ли карту Европы украли агенты властей,
то ль пятерка шестых остающихся в мире частей
чересчур далека. То ли некая добрая фея
надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
Сам себе наливаю кагор - не кричать же слугу -
да чешу котофея...

То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
паровоз с кораблем - все равно не сгоришь от стыда:
как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
колесо паровоза.

Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?
Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
продырявленным вправе.

Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
времена, неспособные в общей своей слепоте
отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,
чтоб спросить с тебя, Рюрик.

Зоркость этих времен - это зоркость к вещам тупика.
Не по древу умом растекаться пристало пока,
но плевком по стене. И не князя будить - динозавра.
Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
да зеленого лавра.

@темы: о жизни

20:24 

Санкт - Петербург.

деформация



Три ноты морфия

главная